Бокс в гламурных трусселях

Бокс – дело не шуточное. Уже битый час я тупо смотрю на экран телевизионной панели, наблюдая как два здоровых мужика азартно тыкают друг друга черными мягкими бивнями, пытаясь нащупать слабые места в атлетическом сложении соперника. Работают азартно, как актеры на публику.
Бокс в гламурных трусселях
Бокс – дело не шуточное. Уже битый час я тупо смотрю на экран телевизионной панели, наблюдая как два здоровых мужика азартно тыкают друг друга черными мягкими бивнями, пытаясь нащупать слабые места в атлетическом сложении соперника. Работают азартно, как актеры на публику.

Ритм просто бешеный, но все же сдается мне как-то не натурально. Выверено и размеренно как-то. Как будто они с детства выросли в одном дворе, начав свой путь в большой спорт прям с порога одного провинциального роддома, и потом каждый день угощали друг друга порциями размашистых оплеух — настолько похожи их отточенные движения, прям как в зеркале отражаясь.
Хотя внешне они, если приглядеться, вроде не похожи, по крайней-мере не близнецы. Один чернокожий в красных труселях, как у Сергей Светлакова. Другой белый с китайским разрезом глаз, возможно все это последствие упорных тренировок, а может у него просто папа – китаец, что для современного мирового спорта вполне актуально. А что — ведь китайцы теперь во всех спортивных видах и подвидах золотишко чеканят. Если бы лет так двадцать назад сказали, что потомки хунвейбинов будут на равных с парнями из темных техасских окраин, ни за что бы не поверил. А вот поди ты, хочешь не хочешь, а хотеть верить приходится.
Ну, так, я немного отвлекся от темы актерства в спорте и в боксе в частности. Вроде бы бокс один из самых силовых видов, от которого должно пахнуть боксерским потом, боксерским порохом и еще каким-нибудь мужественным запахом. Так, нет же, и тут все больше и больше гламура: у каждого высокооплачиваемого спортсмена свои личные массажисты, визажисты, стилисты, психологи, футурологи.
Даже тренер чуть ли не в задницу целует перед отправкой на очередной раунд. Я понимаю, что все для спорта, все для победы, но все-таки вся это фоновая канитель как-то настораживает. Особенно эти гламурные красные труселя. А может это так и надо — публика восторженно шумит под вспышки фотокамер, а парни на ринге кружатся в классическом фуэте, словно находясь в паре с господином Цискаридзе. Помните, как у незабвенного Александра Сергеевича – «То стан совьет, то разовьет и быстрой ножкой ножку бьет». Просто уж очень вызывает любопытство – кто-то проплатил этот спортивный спектакль или культура спортивного поведения боксера зашла так далеко, что вместо решительных и даже злых взглядов на боевой антураж соперника, столько умиленного трепета в глазах, словно эти парни прожили вместе долгую счастливую жизнь и после финального гонга начнут обмениваться новыми обручальными кольцами. Мне даже стало как-то немного тоскливо и я, не дожидаясь окончания официальной части спортивного представления, нажал на красную кнопку телевизионного пульта. Break.
Я достал из холодильника вчерашнее пиво, сделал пару глотков и вышел в коридор подъезда собственного дома.
— Я же говорил, тебе козел, что ты нарвешься! – ухнул снизу, из лестничного проема писклявый детский голос.
Я спустился ниже. Два десятилетних подростка сверлили друг друга ненавидящими взглядами, интуитивно приняв боксерскую стойку. И вдруг тот, что от меня был вторым, ударил первым. Размашистый левый апперкот гулко повторило коридорное эхо. Первый, вторым номером, ответил правой в челюсть.
— Э-э-э, парни, кончайте потасовку – я подошел к ним вплотную.
— Не суйся, мужик, сами разберемся!
— Чего сказал?
Пацаны отмахнулись и помчались вверх. Я стал спускаться вниз по лестнице. На душе потеплело.
Не, настоящий бокс еще не погиб. Это дело не шуточное.
0
336
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Популярные статьи