Постель-Виктория интернет магазин

Таинственный попутчик

Как жена железнодорожника, я могла позволить себе частые поездки на поезде, с учетом льготной оплаты за проезд.
Таинственный попутчик

Как жена железнодорожника, я могла позволить себе частые поездки на поезде, с учетом льготной оплаты за проезд. Путешествовала я, разумеется, с мужем но, бывало, каталась и одна, когда, например, мне надо было навестить своих родственников, разбросанных по разным уголкам Франции, или что-нибудь закупить в Париже, были и другие поводы. Поскольку я была довольно общительная, главным образом с лицами противоположного пола, во время этих поездок со мной часто приключались разные истории — и комические, и драматические...

Среди них есть одна довольно миленькая, которую я бы назвала «Неразличимый мужчина».

Моя история началась около восьми вечера на парижском вокзале Аустерлиц, откуда я отправлялась в Лимож погостить несколько дней у подруги. Измеряя шагами перрон, я пыталась отыскать вагон посвободнее. Должно быть, было начало зимы, потому что в этот день отмечался какой-то один из первых зимних праздников, то ли День всех святых, то ли Рождество, и погода стояла довольно прохладная. Поднявшись, наконец в вагон, в одном из купе я нашла свободное место, между полной дамой и мужчиной, сидевшим у окна. Освещения в купе не было, но благодаря свету с платформы я без лишних хлопот, сняв пальто и положив его себе на колени, расположилась на свободном месте.

Поезд вскоре тронулся, и при свете последних промелькнувших за окном фонарей я успела разглядеть своих попутчиков. Напротив меня сидела, по всей видимости, супружеская пара — небольшого роста лысоватый мужчина со скрещенными ногами и его жена, вцепившаяся в свою сумку. Рядом с ними мирно посапывал маленький мальчик, положив голову на колени, вероятно, его матери. Что касается восьмого пассажира, сидевшего на противоположном от окна конце моего сиденья, его (или ее) я так и не разглядела.

В темном купе никто не произносил ни слова. К однообразному перестуку колес временами примешивался пронзительный свист локомотива. Я закрыла глаза и укачиваемая колебаниями вагона, незаметно для себя задремала. Трудно сказать, как долго это продолжалось, только сквозь полудрему я вдруг почувствовала чье-то прикосновение к моей левой руке, которая, должно быть, соскользнула с моих коленей на сиденье, в совсем небольшое пространство, отделявшее меня от соседа слева.

Я насторожилась, но не подала виду, что ощутила этот контакт, и продолжала оставаться неподвижной, поскольку еще не вышла до конца из полусонного состояния.

Чужой палец дотронулся сначала до тыльной стороны моей ладони, затем до моего большого пальца — я не шелохнулась. Тогда в ход пошли и остальные пальцы той же руки, однако я все еще не спешила реагировать, ожидая продолжения. И лишь когда чужая рука, поласкав мою ладонь, перешла затем на запястье, я уже не смогла оставаться бесчувственным бревном и в свою очередь, мои пальцы ожили и переплелись с проявлявшими активность чужаками.

Мой партнер не произносил ни слова, я тоже молчала, как немая и все выглядело так, как будто игра наших окончаний нас совершенно не касалась. Но, незаметно его пальцы сменили объект ласок, перекочевав на мое бедро где стали исследовать пространство между коленом и пахом. Им не терпелось проникнуть под одежду, но что делать с брюками? Ситуация требовала моего немедленного вмешательства, чтобы акция могла продолжаться и развиваться в нужном направлении.

Быстро приняв решение, я незаметно расстегнула молнию на брюках — к счастью, расположенную слева и как бы, для того, чтобы согреться, накрылась пальто, после чего подвела руку-посетительницу к образовавшемуся проходу. Она тут же оказалась на моем животе и сделала ему легкий массаж, описывая круги, которые привели ее к резинке моих трусиков.

Затем она — я все еще говорю о руке, которая, казалось, жила сама по себе, потому что ее владелец не проявлял никаких признаков своей причастности к происходившему справа от него, так вот — добравшись до резинки моих трусиков, она отодвинула хрупкое препятствие на своем пути и потеребив некоторое время завитушки на холме Венеры, спустилась на мои нижние губы, которые начала массировать челночными движениями.

«Орлеан! Лез-Обре!» Пронзительно заскрипев тормозами, поезд остановился. Пара напротив покинула купе. При свете вокзальных огней я попыталась рассмотреть моего партнера — лицом он повернулся к окну, и мне лишь удалось заметить, что он был в темном костюме с галстуком в полоску.

Паровоз запыхтел, выплевывая пар, за окном проплыло облако дыма, и состав тронулся вновь. Мы оба сидели не шевелясь и в то же самое время у меня в брюках происходило интенсивное движение, отчего волны удовольствия уже начали накрывать меня с головой...

Я откинулась назад и заскользила своей рукой по бедру моего партнера, в то время как мои бедра непроизвольно раздвинулись от его ласки. Время, казалось, остановилось… Поезд стал замедлять ход, за окном вновь замерцали огни. Сквозь треск из громкоговорителя раздалось: «Вьерзон!

Вьерзон! „Мой сосед внезапно выпрямился и самым бесцеремонным образом убрал свою руку. Затем он встал, достал с полки свой чемодан и без единого слова, даже не взглянув в мою сторону, вышел вместе с остальными находившимися в купе пассажирами.

Мне было и смешно и обидно, когда оставшись в одиночестве я приводила в порядок свою одежду. Съежившись под пальто, я попыталась согреться. До дрожи озябшей, погруженной в кромешную тьму, в тот момент мне хотелось лишь одного — скорее бы следующая станция, Лимож!

Мо встретила меня в зале ожидания. Кутавшаяся в пальто с поднятым воротником, она видимо замерзла не меньше меня. Взяв меня под руку, по пути она тараторила о том, что ходьба нас согреет, что рада моему приезду, что кое-что приготовила мне перекусить с дороги и так далее, все в том же духе...

Мо была моей школьной подругой, когда-то она попала в печальную любовную историю, о которой никогда мне не рассказывала и видимо, после того случая решила жить одна. Она была единственной кого я навещала регулярно и с удовольствием.

В камине гостиной весело плясали языки огня, а на столике возле этого источника тепла меня ожидало угощение — холодный цыпленок в майонезе и куча разной выпечки. Усевшись на ковре и сбросив с себя обувь, я подставила замерзшие ступни огню и принялась уплетать за обе щеки приготовленную мне снедь, при этом успевала еще делиться с подругой дорожными впечатлениями.

Мо, улыбающаяся как всегда, внимательно выслушивала меня, сидя в углу большого дивана и грызя пирожное. Она превосходно смотрелась с ее светлыми длинными волосами, рассыпанными поверх наглухо застегнутого, по-монашески длинного платья, охваченного в талии черным кожаным поясом. Глядя на нее, я не могла понять почему такая красивая молодая женщина прозябала в одиночестве.

Утолив голод, я налила два бокала “Бордо», бутылка которого была открыта в мою честь, и, поставив бокалы с вином на журнальный столик возле дивана, устроилась рядом с Мо. Она положила свою руку на мои плечи, привлекла меня к себе и поцеловала. Мне захотелось ей ответить, и наши губы вновь соединились.

Откинувшись на спинку дивана после поцелуя, я вдруг заметила горящий взгляд Мо. Тогда я вновь склонилась к ее губам, чтобы еще раз ее поцеловать, после чего положила голову ей на колени и, свернувшись калачиком, закрыв глаза, попросила ее: «Подари немного ласки своей неудовлетворенной подруге!».

Ее легкие пальцы начали поглаживать мое лицо, и я попыталась поймать их губами. Затем эти ласковые пальчики медленно спустились по моей шее в выемку моей блузки и я почувствовала, как правая рука Мо начала расстегивать пуговицы под моим пуловером. В течение следующего продолжительного периода удовольствия у всех десяти пальцев Мо не было другой задачи, кроме игры с моими грудями.

Лежа на боку, я могла действовать лишь одной рукой и моя свободная рука скользнула Мо под платье. Начав от колена, я стала ласкать бедро подруги, поднимаясь все выше пока, скользнув по краю нейлонового чулка, моя рука не остановилась на теплой и гладкой коже в том месте где ласка женщине приятней всего.

Тогда я поднялась и вырвавшись из рук, которые подарили мне столько удовольствия, уложила на спину мою очаровательную Мо, задрала у нее подол платья и комбинацию и стащила с бедер моей красавицы украшенный вышивкой треугольник нижнего белья. После этого я постановила: «Я не хочу получать удовольствие одна, мы разделим его с тобой!». Забросив одну ногу Мо на спинку дивана и отодвинув другую, я погрузилась лицом в приятную, теплую и влажную развилку бедер подруги, и мои губы, язык, нос, подбородок стали по очереди принимать участие то в более нежном, то в чуть пожестче массаже, заставлявшем стонать мою блондинку и если я поднимала голову, чтобы отдышаться, мои пальцы принимали эстафету...

В какой-то момент Мо попросила передышки и когда, запыхавшиеся, мы вновь оказались с ней лицом к лицу, она протянула руки и сначала стянула с меня через голову пуловер и блузку, затем взялась за мои брюки, которые тут же оказались у меня на лодыжках. Стараясь не отставать от Мо я расстегнула у нее пояс и пуговицы, чтобы освободить ее от платья.

В завершение наших действий она взяла меня за руку и повела в спальню, со словами: «Дорогая моя Флоранс, завтра нам придется заправлять только одну постель!»...

109
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Kwork.ru - услуги фрилансеров от 500 руб.