Глава ФМБА рассказала о принципиальных отличиях новой противоковидной вакцины

Глава ФМБА рассказала о принципиальных отличиях новой противоковидной вакцины
14 декабря состоялось собрание в РАН. Эксперты обсуждали вопросы, связанные с коронавирусом. Глава ФМБА Вероника Скворцова рассказала о новой вакцине от COVI...

Федеральное медико-биологическое агентство (ФМБА) уже на этой неделе передаст в Минздрав документы для регистрации новой вакцины от коронавируса. Название и механизм действия нового препарата глава ФМБА Вероника Скворцова представила на общем собрании Российской академии наук. Чем эта вакцина отличается от тех, что уже применяются в России?

Новая вакцина, разработанная в Санкт-Петербургском научно-исследовательском институте вакцин и сывороток, получила название «Конвасэл». И она принципиально отличается от предшественников.

«Она в отличие от вакцин первого поколения не содержит компонентов поверхностного s-белка, а содержит большие участки внутреннего белка, который как бы оплетает РНК вируса, – объяснила Скворцова. – Вакцина создавалась долго, более года. Доказана в доклинических исследованиях ее высокая иммуногенность. Основными механизмами действия является выработка специфического клеточного иммунного ответа. 19 июля мы начали клинические исследования, объединенной первой и второй фазы. На этой неделе, 16 декабря, мы вносим промежуточный отчет».

N-белок вызывает сильный иммунный ответ, как клеточный, так и гуморальный. В отличие от s-белка (шипов вируса), n-белок не мутирует и практически не меняется от штамма к штамму.

Первые данные об эффективности «Конвасэла» глава ФМБА презентует академикам. Общее собрание РАН – о роли науки в преодолении пандемий. Первый день целиком отдан фундаментальной медицине. Из свежих наблюдений ученых: вирус провоцирует старение организма, но процесс, к счастью, обратим. Вакцины защищают не только от тяжелого течения заболевания, но и от постковида.

«Эти провоспалительные изменения держатся очень долго, они выявляются на 42 день после выздоровления практически у всех переболевших. Вакцинация имеет огромный смысл, потому что профилактирует постковидные осложнения», – отметила Скворцова.

Пока идут испытания новой вакцины, защитят ли нас от надвигающегося штамма «омикрон» те препараты, которыми нас прививают сейчас? «Омикрон» выглядит пугающе: от 32 до 35 мутаций s-белка, того самого, который должны распознать наши антитела.

«Представьте себе: поверхность кардинально изменилась, и антитела, которые циркулируют у вас в крови, перестают распознавать антиген, потому что самый главный признак распознавания – это ключик-замок, то есть они подходят очень точно. Если структура поменялась, то он перестает подходить, поэтому часть антител, часть клеток при таком процессе просто выходят из игры», – говорит замдиректора НИЦ имени Гамалеи Денис Логунов.

Есть ощущение, что вирус нас обыгрывает. Но это не так.

«Если бы он обыгрывал, мы бы с вами не разговаривали, поэтому нет. Такая вот гонка вооружений, которая происходит между паразитом и хозяином, никогда не прекращается», – заявил Логунов.

В институте имени Гамелеи интенсивно работают в двух направлениях: проверяют эффективность «Спутника V» против нового штамма и создают новый вариант вакцины, точечно направленный на «омикрон».

«Конструкцию мы, конечно, собираем. Просто у конструкции есть несколько этапов. Есть ген, есть клонирование это гена с целью получения вакцины», – уточнил Логунов. На вопрос о том, сколько нужно времени для этой работы, эксперт ответил: «Три месяца. Если будут какие-то риски, то и до четырех. А так – до трех месяцев можно уложиться».

Темы высокого собрания близки и понятны даже тем, у кого нет научных степеней. Вопросы, которые волнуют каждого: например, может ли ковид провоцировать рак?

«Конечно, для заболеваний легких, таких как хроническая обструктивная болезнь легких, – это такая ситуация, которая может провоцировать рак. Некоторые белки являются супрессорами различных редких опухолей, но это требует изучения на многокогортном материале», – ответил главный онколог Минздрава России Андрей Карпин.

Еще один вопрос касается применения при лечении коронавируса антикоагулянтов. Когда нужно остановиться и выйти из этой терапии?

«До сих пор нет четких рекомендаций по продолжительности антикоагулянтной терапии. Мы в нашем протоколе назначали его на 45 дней. Но в любом случае это должно происходить под наблюдением врача. Ни в коем случае самому их не назначать и самому не отменять», – говорит врач-кардиолог, заместитель директора по научной работе медицинского центра МГУ имени Ломоносова Симон Мацкеплишвили.

На вопрос о том, готовится ли медицинское сообщество к новой волне ковида с приходом «омикрон»-штамма ответил член-корреспондент РАН Сергей Петриков.

«Эта пандемия приучила нас к тому, что надо быть всегда готовыми ко всему. Поэтому дай Бог, чтобы он не вызывал тяжелых случаев», – сказал ученый. Впрочем, даже в случае осложнения эпидемиологической ситуации вся система здравоохранения к этому готова, отметил он.

В условиях пандемии многих волнует вопрос о том, как бороться с псевдонаукой.

Сделать это можно, «поднимая престиж науки в обществе, чтобы общество верило ученым, а не слухам», считает президент РАН Александр Сергеев.

«В тех странах, где наука обладает большим престижем в глазах общества, там и вакцинация шла легче», – подчеркнул он.

00:30
108
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...