Новости Ростова-на-Дону и ростовской области, происшествия, общество, спорт, политика, погода, экономика.

В Кагальницком районе на соцработниц и их подопечных обрушилась волна проверок

Встревоженные пенсионеры станицы Кировской шлют и шлют в редакцию письма с просьбой помочь разобраться – что происходит в социальной сфере района?
В Кагальницком районе на соцработниц и их подопечных обрушилась волна проверок

Встревоженные пенсионеры станицы Кировской шлют и шлют в редакцию письма с просьбой помочь разобраться – что происходит в социальной сфере района? Почему к ним домой зачастили проверяющие, после ухода которых начинают шалить нервы и поднимается давление?..

За годы работы для своих подопечных Светлана Георгиевна (справа) уже больше чем просто соцработница.

Нежданные гости

80-летняя Нина Семеновна ЗИНЕНКО тоже встревожена: «Когда вышла на пенсию, здоровье было сильно подорвано. Ведь работала тяжело – свинаркой. Со всеми бытовыми и прочими проблемами мне помогает справляться соцработница Светлана. Спасибо ей за это большое. Но в июле несколько раз ко мне заходили какие-то женщины, которые представлялись заведующими моей соцработницы. 2 августа приезжали уже другие две женщины. Все они расспрашивали – где сейчас Светлана, что делала вчера… Сказали, чтобы я расписалась в каких-то бумагах, но не знаю – в чем я расписалась и за что… Потом они сели в машину, отъехали на 200 метров и стали караулить Светлану. Ничего не понимаю! От этих допросов и подписей непонятных мне бумажек нервничаю и начинаю плохо себя чувствовать…» Из письма другой пенсионерки – Любови Николаевны ПАНКРАТОВОЙ: «Соцработница Светлана вот уже двадцать лет помогает в моей трудной одинокой жизни. До недавнего времени я никакого социального начальства не видела. А тут мной начали интересоваться. Допрашивают, что и как Светлана делает. Лучше бы приехали, когда умер мой супруг и рядом, кроме Светланы, никого из них не было… И еще хочу добавить: когда со мной случился инсульт – в больнице проведывала только моя соцработница, а не те люди, которые проверяют и проверяют ее бесконечно».

Упоминаемая в рассказах пенсионеров соцработница Светлана – Светлана Георгиевна ОГАНЬЯН – действительно не какая-то там ветреная неопытная сотрудница. Пришла работать в социальную сферу в 1996 году и за это время никаких особых нареканий от начальства не получала.

Но в начале июля все неожиданно изменилось. Светлана Георгиевна попала в немилость. Рассказывает, что пик напряжения начался после того, как одной из ее подопечных понадобилось попасть в Ростов, в областную больницу.

Кругом виноватая

– Написала заявление на имя директора районного Центра соцобслуживания о том, что буду сопровождать свою подопечную. Заявление отдала заведующей отделением, у которой нахожусь в непосредственном подчинении. При этом обговорила с другими моими подопечными, когда отработаю у них за это пропущенное время, – уверяет Светлана Георгиевна. – Сделав все как положено, со спокойной душой уехала. А на следующий день началось! Меня вызвали и потребовали написать объяснительную – почему прогуляла день. Но я же всех предупредила!..

Светлане Георгиевне объявили выговор за прогул и лишили 9 тысяч рублей надбавки к зарплате, которую ей же ранее установили за профессионализм и безупречное выполнение своих обязанностей.

«За что меня наказали? Разве это законно?» – хочет, но никак не может выяснить Светлана Георгиевна.

На первом месте – порядок

Директор Центра социального обслуживания Николай Петрович ЯРОШЕНКО уверяет, что никакого заявления ему не передавали, а хочет он лишь одного: чтобы сотрудницы выполняли свои должностные обязанности и соблюдали график посещения обслуживаемых.

Вот должны быть в пункте А в 8.00, а в пункте Б – в 13.10, так соизвольте соблюдать пунктуальность! Нужно по договору выполнить то и это – будьте добры! Примерно такова идеальная картинка социального обслуживания в понимании Николая Петровича.

Лишь в прошлом году он – экономист по образованию – стал начальником в этой душевной, а поэтому преимущественно женской сфере, далекой от всей его прежней полной взлетов и падений трудовой деятельности. Был заведующим финансовым отделом администрации района, главбухом сельхозкооператива, первым замом главы района, директором районной библиотеки… Именно в такой последовательности.

– Мы провели служебную проверку, и знаете, что выяснилось? Подопечная Толстикова, которую Оганьян якобы сопровождала в больницу, – ее мать! – Николай Петрович открывает толстую папку с бумагами.

– Но ведь несколько лет назад она не сама себе ее назначила подопечной! Так решило тогдашнее руководство. Никогда не поверю, что на селе не знают, кто чей брат и сват. И разве запрещено соцработнице обслуживать своих близких? – Она должна была предупредить, что это ее мать. У нас ведь в коллективном договоре есть обязанность исключать действия, влекущие личную заинтересованность.

– Это как? – В данном случае соцработница предпочла интересы своей матери, ущемив права других подопечных.

Это же люди, а не цифры!

– Да ничего она не ущемляла, – уверяет одна из подопечных Ольга Ивановна ГАЙДУНКОВА (на фото – слева). – Мы с супругом в тот день как раз с утра уезжали по срочному делу. Во второй половине дня, когда Светлана вернулась из Ростова, пришла к нам. Мы к тому моменту уже были дома… Какая проблема? Между тем руководство все-таки убрало с соцобслуживания Светланы Георгиевны ее родителей – 84-летнего Георгия Павловича и инвалида с диагнозом «онкология» Валентину Викторовну. Чтобы, так сказать, у дочери больше не было соблазна поставить их интересы выше остальных.

– И вообще, наше расследование показало, что она не могла 5 июля сопровождать свою мать в больницу, которая уже значилась в стационаре со 2 июля. Как это называется? И она еще с чем-то не согласна! – Николай Петрович искренне верит в свою правоту и в то, что есть или черное, или белое.

«Мама действительно находилась в стационаре. Но в ночь с 4 на 5 июля отпросилась домой. Очень было нужно… Ее привез из Ростова наш родственник. Утром мне пришлось ее сопроводить обратно… – у Светланы Георгиевны тоже есть свое объяснение. – Жизнь ведь часто не такая предсказуемая. У меня, например, есть подопечная, которая после медпроцедур иногда хочет побыть одна, отдохнуть в тишине. Как поступить – соблюсти график или понять человека? Это ведь люди, а не цифры! Вот я должна была прийти к другой моей подопечной – Нине Семеновне – в 8.00, но она попросила оплатить вывоз мусора. Согласно квитанции, в 8.13 была в кассе, оттуда – сразу к ней, в один из отдаленных районов станицы. Но за это время нагрянула очередная проверка. Нет на месте? Значит, прогуливает! Без вариантов! Вызывают опять писать объяснительную. Разве хватит на все это нервов?..

Впрочем, некоторые жители Кировской считают, что вся эта история – лишь повод насолить Светлане Георгиевне как матери Александра Оганьяна – лидера инициативной группы, которая активно выступает против строительства в 640 метрах от станицы производства по переработке и утилизации промышленных отходов. Конфликт интересов уже наделал много шума и вышел за пределы района, дойдя до руководства области, что принесло местной власти немало отрицательных эмоций.

Николай Петрович уверяет, что пристальное внимание к трудовой деятельности Светланы Георгиевны никак не связано с общественной деятельностью ее сына: «С начала года мы уже проверили в общей сложности 48 человек, то есть 34 % соцработниц».

Сотрудницы Центра соцобслуживания действительно говорят о том, что новое руководство применяет практику многочисленных и ежемесячных проверок, а также требует заключать с подопечными как можно больше договоров на оказание дополнительных, то есть платных услуг. Прежние директора центра говорили, что главное в социальной работе все-таки чуткость и внимательность. Может, потому что были женщинами?..

Присылайте ваши новости, фото и видео на почту: Support@rostov161.net

если попали в сложную ситуацию и не получили помощи от чиновников.

 

Подпишись на наши группы в соцсетях:  

09:11
44
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
PromoPult.ru №3