Ростов 161 - Городской портал Дона

Разваливается очередной дом, чиновники этого не замечают

Разваливается очередной дом, чиновники этого не замечают
Убегать надо, пока не придавило - Жильцы боятся, что он повторит судьбу пятиэтажки на Нариманова

Дом признан аварийным еще в 2018 году.

Многоквартирный дом № 51 на улице Мечникова признан аварийным шесть лет назад. Здание разваливается: от фасада отваливаются куски, осыпается крыша и потолки в подъездах. Но городские чиновники уверяют жильцов, что угрозы обрушения нет. Корреспондент побывала в аварийном доме, рискующем повторить судьбу пятиэтажки на Нариманова.

— Вот идешь и думаешь: «Как бы не рухнуло все это на голову». Оно сыпется, подметаем. Ребенок как-то в школу шел — бабах! Вот такая глыба упала на пол, — рассказывает ростовчанка Галина Ушанаева. — Этот потолок упадет просто скоро.

Трехэтажный жилой дом на Мечникова признан аварийным и подлежащим сносу в январе 2018 года. Расселить дом должны не позже 2029 года. Жильцы боятся, что здание не достоит, но в администрации Ростова другого мнения. Чиновники отвечают жильцам, что «расселение домов ведется в порядке очередности, за исключением домов, имеющих угрозу обрушения».

«Сведения об угрозе обрушения многоквартирного дома по улице Мечникова, 51 в администрацию города не поступали», — сказано в последнем ответе администрации.

Но фасад дома постоянно осыпается. Огромные пласты штукатурки падают вниз — образовавшиеся пустоты жильцы сами замазывают цементом. С крыши падают части бетонных конструкций, над окнами крошатся и осыпаются стены. Некоторых жильцов, получивших в доме квартиры по соцнайму, переселили во временное жилье.

— С нас требуют еще какие-то документы, что дом грозит обвалом. Вот эта стена обвалилась, мы своими силами заделывали. Вон и сейчас кусок висит. И это не считается обрушением? — разводит руками Галина.

Изображение

Части фасада уже падали

Изображение

Рушится фасад

Изображение

Люди боятся, что все это упадет им на голову

Мы стоим в подъезде. Над головой — облупленный потолок с желтыми подтеками. В одном месте сквозная дыра, через которую видно гнилые деревянные перекрытия. На стыках со стенами глубокие трещины с кусками строительной пены.

— У меня в квартире трещина — в нее рука проходит. Она заклеена обоями, чтоб не дуло, — смеется житель Александр Перевозчиков. — Стены полые. Стоит шлакоблок, а между ними когда-то была прокладка из камыша. Все это просыпалось вниз со временем и теперь там просто дыра.

Изображение

Глыба с потолка чуть не упала на ребенка

Изображение

Все в трещинах

Изображение

В некоторые трещины можно засунуть руку

Спускаемся по деревянной узкой лестнице. Ступени под ногами заметно проседают и скрипят. При резких шагах лестница шатается. Но живушая в доме Любовь привыкла к такому пути домой. Чтобы подняться в свою квартиру, она наступает на края ступеней — так риск провалиться чуть ниже. Лестницу держит только деревянная подпорка, поставленная жителями много лет назад.

Изображение

Лестницу держит только подпорка

Четвертый подъезд в доме называют «беременным» — его стены выгнулись и будто раздулись изнутри. Железные стяжки выглядят беспомощно на округлившейся стене.

— В четвертый подъезд страшно заходить, люди боятся, что обвалится все, — рассказывает Любовь Федорченко. — Его расперло, он геометрию потерял свою, как беременный. Этот подъезд осаживается, его расперло.

Изображение

«Беременный» подъезд

Федорченко живет в доме с 1953 года — с самого своего рождения. Знает, где какой гвоздь забит — они с ней «здороваются». Дом построен в 1930-х годах как общежитие для работников угольного завода, который был неподалеку. По улице Мечникова, рассказывают старожилы, шла железная дорога, по которой перевозили уголь. Долгое время углем топился и сам дом — на крыше остались кирпичные дымоходы. В 60–70-х годах провели газ, поменяли перекрытия над подвалами — это был последний ремонт на памяти жителей. По словам старожилов, капитальный ремонт в доме ни разу не проводился, хотя ежемесячно жители оплачивали квитанции фонда капремонта. В 2023 году от дома отказалась управляющая компания, так как его содержание оказалось для нее невыгодным и хлопотным делом.

— Приходила новая управляющая компания, но они сразу подняли квартплату за квадратный метр с 17 до 19 рублей. Мы сказали: «За что платить, ребята? За разваливающийся дом?» Они ответили: «Ну тогда мы не будем вас брать», — рассказывает Александр Перевозчиков.

Сбоку дом покрыт зеленой плесенью из-за сырости. Протекает крыша — люди подстилают пакеты. Не спасает. Хуже всего в доме во время дождя и сильного ветра. Как-то раз порывом сорвало на крыше кирпичную дымоходную трубу. Теперь у жителей верхнего этажа нет вытяжки.

— У людей нет тяги. Они спят с открытыми форточками, — рассказывает Любовь Федорченко.

Изображение

На крыше завалилась дымоходная труба

Иван, живущий в доме с 80-х годов, молча смотрит на разваливающеся трехэтажное здание. Говорит, на улице уже завалились четыре похожих дома. Их строили примерно в одно время, поэтому Иван переживает, что его дом упадет следующим. Вспоминает: «Вот там женщина провалилась в подвал, ногу сломала». Теперь на месте тех домов — пустыри, очерченные газовой трубой — единственным напоминанием, что там жили люди.

Изображение

Здесь раньше стояли дома

— Дай бог бы дожить до этого расселения. Я уже боюсь тут жить. Занялся поиском жилья. Где-то покупать что-то надо и убегать отсюда, пока не придавило, — со вздохом говорит Иван.

15:35
384
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Читайте так же:

Продолжая использовать этот сайт, Вы принимаете условия пользовательского соглашения и даёте согласие на обработку пользовательских данных файлов cookie.